In Soviet Russia

Ліпень 4, 2013

Последний «Крепкий орешек» посмотрел с неожиданным удовольствием. Он, вроде бы, очень плохой: нет ни сюжета, ни диалогов, ни характеров, но всё это авторы компенсировали одной изящной находкой – действие происходит в России, отчего любой недочет сценария можно легко объяснить при помощи терминов «Бескрайние Русские Просторы» и «Загадочная Русская Душа».

Вот, например, спрашиваем: как герои могли за пару часов приехать из Москвы в Припять на легковом автомобиле?

– Бескрайние Русские Просторы.

А почему тот плохой парень не убил другого плохого парня на месте, а полфильма без толку таскался в его компании и только потом достал пистолет и застрелил?

– Загадочная Русская Душа.

И всё, никаких вопросов к сценаристу. Какую логику и здравый смысл можно искать в стране, где, как известно, телевизор смотрит ТЕБЯ?

Длинная сцена погони в начале фильма, например, довольно точно описывает обычное дорожное движение в Москве, как лично я его себе представляю: легковые машины ездят по грузовым, некоторые автомобили в плотном потоке могут быть расположены перпендикулярно проезжей полосе,  для сокращения пути используются прыжки с моста. Также замечен джип, который без всяких видимых причин вдруг наезжает на идущую перед ним машину и делает сальто. Его никто не толкал, он вообще не участвует в погоне, очевидно Загадочная Русская Душа подсказала ему в этот момент именно таким образом преодолеть Бескрайние Русские Просторы.

В общем, кино получилось хоть и плохое, но реалистичное.  

Advertisements

Люты 20, 2012

В двенадцатой серии четвертого сезона телесериала «Секретные материалы» есть такая сцена: агент Малдер находит на месте преступления оторванный человеческий большой палец, показывает его агенту Скалли и спрашивает: «Сискел или Эберт?».

Кто такие Джин Сискел и Роджер Эберт – это всем прилежным и любознательным мальчикам и девочкам известно, но смысл шутки таки пришлось уточнить у википедии.

Дело в том, с 1986 года до смерти Сискела в 1999-м Эберт с Сискелом вели популярную телепередачу, в которой обсуждали новые фильмы и в конце ставили оценку, показывая большим пальцем вверх или вниз. Вот так:

В 80-е—90-е, понятно, все люди, что в Америке, что у нас, были с несколькими высшими гуманитарными образованиями, читали книги в твердых обложках, слушали симфоническую музыку и смотрели не фейсбуки и твиттеры, а умные и красивые передачи про духовность, каковые в те времена занимали не менее 100% эфирного времени. Поэтому большие пальцы Сискела и Эберта знал в Америке каждый младенец, и намекать на них можно было, где ни попадя, совершенно невозбранно.

К слову, в известной песне ВИА «Bloodhound Gang» про «do it like they do
on the Discovery Channel», есть такие строчки: «yes I’m Siskel, yes I’m Ebert, аnd you’re getting two thumbs up».

Попутно обнаружилось, что один из моих любимых и, в определенном смысле, лучших кинорежиссеров современности Роланд Эммерих забавно отомстил Сискелу и Эберту за ругательные рецензии на его фильмы. В одном из моих любимых и, в определенном смысле, лучших кинофильмов современности «Годзилла» есть такие персонажи, как мэр Нью-Йорка Эберт и его помощник Джин. Предвыборный лозунг мэра Эберта дословно переводится, как «пальцы вверх за Нью-Йорк». Когда мэр появляется в фильме, он показывает большими пальцами вверх, а его помощник позже по фильму демонстрирует свое неодобрение действиями мэра большим пальцем вниз.

«Годзилла» вполне предсказуемо получила от критиков очередные два пальца вниз. Сискел также заметил, что если уж авторы озаботились сделать их с Эбертом персонажами фильма про монстра, то могли бы довести дело до конца и съесть или хотя бы растоптать их этим монстром.

The Guard (2011)

Снежань 26, 2011

Паглядзелі кіно, і захацелася сказаць, што яно слаўнае.

Міленькае смешнае – такога парадку:

I’m Irish. Racism is part of my culture.

Рыта Хэйварт неверагодная дзікая кветка, гібрыд каралевы і шчанюка рэтрывера. У вобразе гітаны (што само па сабе!) яна дае нам самае смешнае фламенка на свеце і многа каляровых спадніц. У астатнім так сабе, не задавальняе ніводнай духоўнай патрэбы. Для стральбы пад паляшчым сонцам і смешных жулікаў без паняціяў ёсць макаронныя вестэрны. А для танцаў Рыты ўсе астатнія фільмы з танцамі Рыты.